Сельское хозяйство очень сложная отрасль. Здесь нельзя получить сверхприбыль, приходится много вкладывать сил и средств в производство. Произведенную продукцию нужно куда-то реализовать, а у нее есть свойство быстро портиться. Кроме того, существует постоянная нехватка высококвалифицированных рабочих кадров. И, тем не менее, есть люди, готовые работать в таких непростых условиях и, зарабатывая трудовую копейку, обеспечивать область необходимой продукцией.
«Птицефабрика Дукчинская», в том виде, в каком она есть, существует с 2003 года. Предприятие образовано на месте бывшего совхоза «Дукча» и птицефабрики «Феникс». Все корпуса и здания достались ей еще от советского прошлого. Руководством «Птицефабрики Дукчинская» была проведена полная модернизация предприятия. В результате которой, все устаревшее российское оборудование демонтировано и установлено современное немецкое фирмы «Big Dutcman».
Как рассказывает генеральный директор предприятия Сергей Валерьевич Жамьянов, это позволило улучшить условия содержания птицы и использовать кур определенных кроссов, которые гораздо продуктивнее, но очень требовательны к условиям содержания. На старом оборудовании содержание ее было невозможно.
– В прошлом году был закончен первый этап по строительству и ремонту цехов для бройлеров. В этом году, исполняя второй этап, хотим построить инкубатор для того чтобы производить цыплят уже здесь, т.е. привозить яйцо сюда. Сейчас мы привозим суточных цыплят. За 2015 год, например, птицефабрика планирует привезти 140 тысяч голов.
Если мы построим инкубатор, то начнем возить инкубационное яйцо (специальное яйцо, которое было оплодотворено). Так мы надеемся сэкономить на перевозке. Не будет тройного тарифа, который берут авиакомпании за перевозку живого товара.
Сейчас цыпленок стоит 50 рублей, его перевозка в Магадан 37 рублей, затраты на его убой еще 36 рублей. Около 100 рублей уходит на его кормление, плюс еще зарплаты персоналу, электричество, ГСМ. О сверхприбыли речи быть не может, потому что отдаленность нашего региона очень сильно сказывается на транспортной доставке.
Мы возим комбикорма из Амурской области, тару из Хабаровска. Транспортная составляющая влияет на все, если бы была железная дорога, конечно, цены у нас были бы значительно дешевле.
– Почему вы выбрали поставщиком именно Новосибирск?
– Это самый близкий к нам поставщик, у которого есть необходимые объемы. Ближайшие другие крупные птицефабрики во Владивостоке и Хабаровске обеспечивают только сами себя, на продажу у них ничего нет.
Новосибирск ориентирован на реализацию. У них не только свое производство, но и продажа готовых цыплят и инкубационного яйца.
– Какого кросса цыплят вы привозите?
– Мы возим «Хайсекс белый» – это несушка и «Хаббард» – бройлер. Кроссы не российские, на российских кроссах никто не работает из-за того, что они уступают по
 своим характеристикам иностранным. В основном у всех голландские производители или немецкие. Прародители кур находятся в Европе. Они дают инкубационное яйцо, из которого появляется родительское стадо. Те, в свою очередь дают яйцо, из которого вылупляется цыпленок, который идет на выращивание бройлера.
Это очень сложная система. Обыватель думает: посадил курицу, получил цыпленка и вырастил на мясо. Такое возможно на даче в курятнике, в промышленных масштабах так не происходит. Хотя уход за птицей у нас почти домашний.
Мы привозим 1000 голов цыплят и персонал ходит за каждым птенцом. Выпаиваем каждого буквально из пипетки, чтобы потери были минимальные, – говорит Сергей Валерьевич.
«Птицефабрика Дукчинская» производит 6 категорий яиц. Категорийность зависит от массы яйца. «СВ» – самые большие двухжелтковые, далее идет «Столовое отборное», «С1» – средние и самые распространенные в магазинах, «С2» чуть поменьше. «С3» – самые маленькие, от молодых кур, которые только начинают нести яйца. Для бюджетных учреждений и в небольшом количестве для продажи в розницу производят «Диету». Срок годности у такого яйца всего семь суток.
Каждый день «Птицефабрика Дукчинская» выпускает 70000 яиц, в год на прилавки магазинов и в различные учреждения отправляется порядка 22 млн яиц.
– Сергей Валерьевич, Вы стали генеральным директором в 2012 году, какие изменения произошли за это время?
– Я продолжаю начатую моими родителями модернизацию производства. У нас стоит задача обеспечить Магаданскую область яйцом на 100%. Для этого нужны определенные мощности. Мы все реконструируем, проводим ремонт, закупаем новое оборудование.
Самый масштабный проект, который реализован – это запуск бройлеров в прошлом году. Он был очень дорогой. Сумма вложений порядка 60 миллионов рублей. Из них 28 миллионов нам компенсировали наши региональные власти.
– Как появилась идея производить бройлеров?
– Бывший главный санитарный врач Геннадий Онищенко запретил использовать в дошкольных учреждениях, школах и больницах замороженную курицу. Использовать можно только «охлажденку». Рассматривался вопрос, чтобы охлажденное мясо возить из Краснодара. Но опять же – транспортные расходы, цена у него получилась очень большая.
В итоге было принято решение производить охлажденное мясо птицы здесь. Перед нами была поставлена задача рассмотреть этот вопрос. Мы составили бизнес-план и осуществили этот проект за год. В декабре 2014 года мы получили первое мясо.
– Какие планы у предприятия на этот год?
– На этот год – строительство инкубатора и, по возможности, покупка оборудования для еще одного цеха для выращивания бройлеров. Сейчас у нас построено три цеха, которые работают полным циклом. Но их не хватает. Поэтому, есть перерыв – полмесяца мясо есть, полмесяца нет. Мы планируем построить четвертый цех, тогда мясо будет постоянно.
В дальнейшем губернатором поставлена задача нарастить производство до тысячи тонн в год. За этот год с имеющимися тремя цехами мы планируем произвести около 200 тонн. Наличие еще одного цеха и инкубатора позволит производить 600 тонн. Чтобы произвести 1000 тонн, к четырем цехам надо построить еще три.
Но тут, как говорит Сергей Валерьевич, возникает вопрос с реализацией:
– Цена довольно «кусачая», и не каждый колымчанин может позволить себе нашу продукцию. Привозная замороженная курятина значительно дешевле. Мы продаем мясо в тушках, а так оно не имеет такого спроса, как если бы было переработано.
Большие птицефабрики занимаются переработкой и продают, спинки, ножки, бедро... Мы не имеем такой возможности. Но в планах есть строительство подразделения, которое будет заниматься разделкой. Правда, цена такого мяса тоже будет высокой. Это очень трудоемкий процесс, туда требуется много персонала, а это затратно.
– Есть ли какие-то проекты, которые бы Вам хотелось осуществить в будущем?
– Из разваленного комбината, находящегося рядом, построить круглогодичный тепличный комбинат по выращиванию овощей. Но это очень затратный проект – минимум нужно порядка 100 млн рублей. Это существенные деньги. Может быть, когда-нибудь мы и найдем средства. Но пока это очень далекое будущее.
– Расскажите о своем коллективе, какие специалисты наиболее востребованы?
– У нас работает порядка 85 человек. Много молодежи, которая занимается работой, не требующей специальной квалификации: водители, грузчики, работники по уходу за птицей, сбор и сортировка яйца.
Основной костяк – люди пенсионного возраста, которые работали на магаданских сельхозпредприятиях годов с 80-х. Они до сих пор работают. Персонал стареет, и кем его заменять мы не знаем. Смену мы готовим, но это не тот уровень профессионализма.
Главный ветеринарный врач ушла на пенсию 2 года назад и мы в качестве замены никого не могли найти. Пришлось привезти специалиста из Новосибирска.
– Чем Вы привлекаете специалистов?
– Сельское хозяйство вообще не очень привлекательно для работника. Работодатели в этой сфере не могут предложить высокую зарплату. Например, мне нужен главный энергетик. Но специалисты такого уровня в других компаниях получают такую зарплату, которую я не смогу им пообещать. В итоге у меня его фактически нет.
– Как выходите из этой ситуации?
– Мы спасаемся тем, что мой директор по производству – энергетик по образованию, и он занимается всем. У нас каждый главный специалист так работает. Главный инженер у нас может заменить директора по производству и наоборот.
Когда эти люди уйдут, кем их заменять, я не знаю. Мы занимаемся подбором персонала, занимаемся обучением. Надеемся, что кого-то из наших молодых ребят мы сможем вырастить до такого уровня. Рассматриваем вопрос о том, чтобы отправить кого-то на учебу.
Наш зоотехник скоро закончит институт, мы надеемся, что из нее получится главный зоотехник. Недавно нашли ветеринарного врача. У нас есть главный ветеринарный врач, но она со всем не справится. Работник такого уровня обязательно должен быть с дипломом ветврача, иначе его к работе допускать нельзя. Можно сказать, нам повезло, и специалист пришел сам. Инженерные кадры мы собираемся отправить на учебу.
– Птицефабрика за свой счет обучает сотрудников?
– Да, обучаем за свой счет. Надеемся, что из человека выйдет толк, он доучится и вернется к нам. Есть надежда, что из Приморской и Дальневосточной сельхозакадемии приедут магаданцы, и кто – то изъявит желание работать по специальности.
Есть студенты оттуда, которые хотели бы работать у нас. Приедут, будем пробовать. Коллектив маленький, нет возможности, чтобы человек приходил и отсиживался. Он должен работать, развиваться как лично, так и стремиться к развитию предприятия, вносить какие-то свои предложения. Это у нас поддерживается и поощряется.
– Вы бы посоветовали другим предпринимателям заниматься сельскохозяйственной отраслью?
– Посоветовал бы. Но это очень сложно, не каждый пойдет. Очень сложные правила, каждый день надо решать какие-то проблемы. Сейчас, например, началась стройка, надо решать проблемы со стройматериалами: цена доставки сумасшедшая.
Помогает то, что нас, предпринимателей, поддерживают наши региональные власти, особенно тех, которые что-то производят, внедряют какие-то инновационные технологии.
Любого вида производство – это очень сложный процесс. В общем, работаем, а если работаем, значит, живем.

По материалам сайта vmagadan.ru